Поиск
Новости
21.09.2017 Татьяна Копыленко во второй раз стала лауреатом конкурса им. Дюка де Ришелье Подведены итоги Международного многоуровневого конкурса им. Дюка де Ришелье 2017. Татьяна Копыленко стала во второй раз Лауреатом этого конкурса.
07.08.2017 Поэт Сергей Александров подарил Татьяне Копыленко стихотворение Из разных регионов России Татьяне Копыленко приходят поздравления с Днем рождения. Поэт Сергей Александров тепло поздравил писательницу с Днем рождения и подарил ей стихотворение.

Главная страница / Изданные произведения / Как люблю я вас, сны золотые / рассказ

Как люблю я вас, сны золотые / рассказ

Альманах «Российский колокол» является приложением к широко известному в интеллектуальных кругах одноимённому журналу и представляет собой площадку, где у авторов есть уникальная возможность заявить о себе всерьёз и, без преувеличения, на весь мир – ведь, как и журнал, альманах распространяется не только в России, но и в Европе.

Рассказ Татьяны Копыленко "Как люблю я вас, сны золотые… " опубликован в альманахе "Российский колокол" в №2 2013 года.

 

Как люблю я вас, сны золотые…

Татьяна КОПЫЛЕНКО | Проза

dama-u-zerkala

«Где же ты, мой желанный…» – сидя перед зеркалом и придирчиво рассматривая в нем свое лицо, она промурлыкала строчку из модной оперы Чайковского.

Так… Она медленно и нежно провела пальцами под одним глазом, потом под другим. Ага, вот… и вот… и откуда только все берется… а, кажется, что еще вчера этого не было. Она подумала об этом «вчера» и вдруг осознала, как давно оно было.

С интересом, после недавнего открытия уже носившим другой оттенок, она принялась снова рассматривать мелкие морщинки под глазами. Морщинки, своего рода оттенки и нюансы прошедших переживаний, чувств и событий бурной жизни Женщины, не вызвали у нее раздражения, злости или уныния. Просто они уже появились, и все. Все? Все…

«Что значит «все?» – вдруг подумала она. «Ну что значит все? Видите ли – морщинки… Вот прямо сейчас пойду и брошусь в Канавку! Щаз!» – она как-то внутренне встрепенулась, как в юности, когда на горизонте появлялась потенциальная соперница.

«А как же я? Я еще так молода! Так сумасбродна! И люблю статных, бравых военных!» – она кокетливо повела плечиком и игриво посмотрела в глаза своему отражению.

«Ах, эти офицеры! Ну что ты с ними будешь делать! Все бы любезничать, да волочиться» – мысли уносились все дальше, воспоминания, как легкий газовый шарф, мягко окутывали ее плечи…

«Да, кстати, что же мне ответить поручику» – задумалась она, и слегка потерла правое ушко. Ушко было нежным и теплым. Она повернулась правой стороной к зеркалу – рассмотреть ушко как следует. Маленькое и розовое, ушко было прелестным, и вызвало у нее прилив теплых чувств.

«Да, я хороша» – с удовлетворением подумала она. «Хороша, нежна, и утонченна».

Она повернулась к зеркалу другой стороной, на этот раз рассматривая свою гибкую лебединую шею, слегка провела по ней пальчиком, поджала губки и о чем-то задумалась.

«Да… да… я так ему и скажу… »

Ее глаза непроизвольно поднялись наверх, она несколько раз хлопнула ресницами и затем, скромно потупив взор, томно сказала воображаемому собеседнику: «Ах, нет, прошу извинить меня, mon ami… Вы мне милы… Но свет… но maman…»

Тонкая рука сделала движение, словно раскрыла и закрыла невидимый веер. Затем какая-то новая мысль пришла ей в голову, она закрыла руками лицо, посидела так некоторое время; потом отняла руки от лица, в задумчивости разгладила пальчиками брови, нежно погладила веки, и, в конце – концов, примостилась подбородком между ладошками. Она вспомнила Париж. Париж…

«О Pari, o Pari…» – из приятного забытья ее вывел голос известной певицы, всплывший в памяти вместе с другими картинами парижских каникул.

Сумеречные улицы, тишина затворенных балконов, гулкие переходы Лувра, огни Монмартра, Эйфелева башня – разве их можно забыть? «Нет, – подумала она – никогда. Особенно медленные прогулки, легкий ветер, почти невесомые касания любимой руки к моей руке – и я, совсем еще юная, восторженная и доверчивая девочка…

Как жаль, что мой предмет был не нашего круга, а maman так строга и непреклонна. Хотя, кто знает…

Вот княжна Лиза настояла на своем, а потом, бедняжка, с горя утопилась, а ее избранник сошел с ума… Ну, какой же был скандал! Ах, какой же был скандал! Но, впрочем…

Если бы я тогда приняла ухаживания юного парижанина, сейчас уже не пришлось бы думать о поручике. Хотя… князь Владимир такой интересный, привлекательный и ранимый…

Что ж, пожалуй, с решительным ответом я пока подожду, не стану огорчать его строгостью – завтра скачки, пусть он участвует в них с легким сердцем. Я даже могу украсить его Фру-Фру своими лентами. Она такая красотка…

Или не стоит заходить так далеко? Вот влюблюсь в князя, потеряю голову, отдам ему всю себя, всю свою любовь и жизнь… Мужчины так не постоянны, а я не смогу пережить его измену и брошусь под поезд… »

Откуда – то издалека донесся протяжный звук, похожий на вой. Потом еще и еще, вой приближался, обрастал другими звуками. Эти звуки ее вспугнули, стало тревожно, как от надвигающейся опасности. Она встала, и медленно обвела взглядом комнату, вдруг ее глаза удивленно раскрылись – она увидела…

…маленькую, убогую комнатушку, а вот – «Анна Каренина», томик Пушкина, несколько старых пластинок – Пиаф, Пугачева, «Пиковая дама» и «Чародейка» Чайковского, кусочек зеркала, в котором можно увидеть свое отражение только по частям.

Она – тетя Маня – привычным жестом накинула типовую оранжевую куртку, взяла в руки флажок, и как всегда, как делала это уже много лет, вышла из станционной будки встречать приближающийся поезд.

 

Прочитать рассказ на сайте альманаха можно ЗДЕСЬ.

Контакты
© Татьяна Копыленко: официальный сайт

E-mail: pianistka@sampo.ru

© Создание сайтов на платформе Sitelogic